КПРФ

КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ОМСКОЕ ОБЛАСТНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ

ВКонтакте Одноклассники Facebook Youtube RSS

Юрий Афонин: Ельцин – предатель и олицетворение катастрофы

Заместитель Председателя ЦК КПРФ Юрий Афонин размышляет о 90-летии Ельцина и отвечает на вопросы, которые часто задают коммунистам в связи с этой датой.

В день рождения Ельцина звонят журналисты, задают вопросы, просят прокомментировать. В российской медиасфере – оживление. Либеральные пропагандисты захлебываются от признаний в любви к имениннику и ностальгии по временам его правления. Ну, с этими все понятно. А вот пропагандисты из числа провластных «патриотов» действуют хитрее. Они в тысячный раз на полном серьезе предъявляют нам, коммунистам: дескать, Ельцин, который разрушал страну, он же ваш, коммунист, вы несете ответственность за его деяния. И вновь приходится отвечать и объяснять: нет, Ельцин – ваш, по взглядам он гораздо ближе вам. Он, как и вы, приверженец капитализма. И не случайно ваша буржуазная власть тратит миллиарды бюджетных денег на циклопическое капище ельцинизма в виде «Ельцин-центра». А вот коммунистом Ельцин никогда не был, всего лишь носил партбилет.

Еще в 1920 году Ленин писал: «К правительственной партии неминуемо стремятся примазаться карьеристы и проходимцы, которые заслуживают только того, чтобы их расстреливать». Попытки первых «ельциных» проникнуть в партию начались сразу после установления Советской власти. Но первое время их было немного. Ведь сначала быть большевиком было весьма опасно. А вдруг белые победят? А вдруг капиталисты всего мира организуют новую интервенцию? А вдруг кулаки из обреза застрелят, как это сплошь и рядом случалось в 1920-е и 1930-е?

А потом – война, во время которой фашисты за красный партбилет в кармане сразу расстреливали. И снова, чтобы быть коммунистом, нужна была большая смелость. И тем выше значение поступка тех 5 миллионов человек, которые вступили в Коммунистическую партию во время войны.

А вот позднее СССР стал настолько могучей державой, что начал казаться совершенно несокрушимым. Состоять в партии стало и безопасно и выгодно: это был путь для успешной управленческой карьеры. Кроме того, не стало жесткой ответственности за результаты работы, которая была при Сталине. И «ельциных» стало намного больше.

Чужая голова – потемки. Мы не знаем точно, что было в голове у молодого Ельцина. Но ясно, что настоящим убежденным коммунистом он быть не мог. Скорее всего, был просто карабкающимся наверх карьеристом, и даже неплохо работающим ради успеха в карьере. Полагаю, как законченный антикоммунист он сформировался уже в годы перестройки, когда стал представителем слоя, сделавшего ставку на реставрацию капитализма и разграбление огромной общенародной собственности. Ельцин и его подручные четко поняли: антикоммунизм – это именно то, что им нужно, чтобы разрушить социализм, СССР и присвоить себе народное добро.

«А как же вы, коммунисты, допустили, что такой человек, как Ельцин, стал главой крупнейшей республики Советского Союза?» – лицемерно восклицают сегодня провластные пропагандисты. Отвечаю: это стало результатом, прежде всего, колоссальной разрушительной работы СМИ, которые в годы перестройки стали, скорее, средствами массовой дезинформации. В течение нескольких лет, предшествующих избранию Ельцина президентом, на голову советских граждан было вылито чудовищное количество вранья. Было переврано все. Вся советская история. Все имевшие место недостатки СССР были представлены неискоренимыми пороками. Была тысячу раз повторена сказка про капиталистический рай на Западе. А тех, кто пытался возражать, их просто затыкали. Вспомните, какой огромный скандал устроил в коридорах власти «архитектор перестройки» Яковлев после публикации статьи Нины Андреевой в защиту Сталина. Делалось все, чтобы лжецам-антисоветчикам вообще никто не мог возразить.

Только на фоне этой гигантской лжи Ельцин и стал президентом. Но даже в этот момент он все еще не показал своего истинного лица. Он твердил про борьбу с привилегиями. И, уж конечно, не анонсировал реставрацию капитализма, не рассказывал, что вся общенародная собственность скоро перейдет в руки немногих частных хозяйчиков.

Последствия прихода к власти Ельцина и его клики – это историческая катастрофа. Это гибель порядка 10 миллионов человек, которые просто не перенесли «реформ» 1990-х. Это разгром большей части промышленности и сельского хозяйства. Это утрата всех внешнеполитических позиций. Это, фактически, режим внешнего управления, когда прямо в министерствах сидели американские советники и диктовали, что и как делать.

Конечно, вместе с Ельциным пришли схожие с ним персонажи. На рубеже 1990-х годов произошло разделение, глобальная кадровая селекция. Те представители советского управленческого слоя, которые согласились принять разрушение своей Родины, ограбление и вымирание народа, расселись на все управленческие посты. А те, кто всего этого не принял, оказались в непримиримой оппозиции капиталистической власти. Такой жизненный выбор сделали тогда Геннадий Андреевич Зюганов, Иван Иванович Мельников, Владимир Иванович Кашин и другие советские коммунисты, вставшие у истоков создания КПРФ.

Нередко спрашивают: а какую жизнь мог бы прожить Ельцин, если бы не перестройка? Колоссальная сила советской системы была и в том, что она даже субчиков с какой-то гнильцой внутри включала в работу на пользу общества и вынуждала хотя бы внешне вести себя, как достойные люди, глушить в себе подлость, жадность и другие мерзкие качества. И Ельцин в советском обществе мог бы прожить приличную жизнь. Но, встав во главе сил, которые сделали ставку на разрушение социализма, Ельцин совершил предательство. Он предал то дело, которому служил. Предал идеи, в верности которым клялся. Предал народ, из которого вышел.

Предательство всегда очень сильно уродует личность человека. Ельцин понимал, что предал. И страшную вину, конечно, за собой чувствовал. Думаю, это и привело его к тяжелейшему пьянству. Он разлагался как личность. И чем больше на счету его режима было преступлений, чем больше умирало людей от реформ, тем больше он деградировал.

Полагаю, звериная жестокость, с которой уничтожались, например, защитники Дома Советов, тоже связана с тем, что Ельцин осознавал свое предательство. Предатель мстит тем, кого он предал. Мстит за свое чувство вины, за свой страх перед справедливым возмездием. Поэтому и во время войны именно предатели были, зачастую, самыми жестокими фашистскими палачами.

Культ Ельцина, который в связи с его юбилеем вновь пытаются навязать стране, отнюдь не безобиден. Этот культ, фактически, становится знаменем либерального реванша, который чреват катастрофическими последствиями для России. А действующая власть, выделяя миллиарды на «Ельцин-центр», фактически на этом направлении не противостоит, а подыгрывает либералам. Единственной политической силой, которая сегодня жестко противостоит второму изданию ельцинщины, является КПРФ. Правда на нашей стороне. Общественный приговор Ельцину уже вынесен. Для большинства жителей России Ельцин – это олицетворение социальной катастрофы.