Красный путь
Красный путь

Как «патологичные» собаки помогают выживать особенным детям и их родителям

Реабилитация без боли

Мощная «Газель» совсем не подходит тоненькой, вытянутой, как струнка, Юлии Стрельской. Но четыре раза в неделю руководитель Центра зоотерапии «Дверь в лето» садится за руль, чтобы вести свою команду по селам. Психолог, дефектолог, инструктор ЛФК, массажист и пять собак с хозяевами­волонтерами приезжают к «особенным детям» на дом. Точнее, в центры социальной помощи: «Мобильная канистерапия» – так называется грант, который выиграл Центр.

– К нам идут не столько на реабилитацию, сколько с собачками поиграть, – рассказывает Юлия. – Потому что мы столкнулись с тем, что дети не хотят заниматься лечебной физкультурой, боятся массажа. У нас все добрые, но кладешь ребенка на коврик, он сжимается, плачет, будто к смерти готовится. Стали узнавать у мам, в чем проблема. Оказывается, многие прошли травматическую реабилитацию, которая сильна в нашей стране: детей ломают, растягивают через боль. Никто с ними не договаривается, не объясняет. Дети орут, родители вжимаются в сиденья, а главное – такие занятия бесполезны. Посадил инструктор ребенка через боль, и он никогда в жизни это не повторит, останется только ненависть к физической культуре. На самом деле современные методики позволяют выполнять реабилитацию без боли. Мы общаемся и с самыми тяжелыми детками. Даже если малыш мало понимает, собаки его успокаивают своим теплом.

14­летнему Никите с ДЦП потребовалось полгода, чтобы позволить инструктору из «Двери в лето» прикоснуться к себе. За такую жестокую науку приходится платить не только здоровьем, но и деньгами.

– У нас все бесплатно, а в центрах социальной помощи лечебная физкультура и массаж стоят денег, хотя и прописаны в индивидуальных программах реабилитации, – вздыхает Стрельская.– В итоге одни родители не реабилитируют детей, потому что не могут платить, другие боятся, что снимут инвалидность, и будет не на что кормить их: работы в деревнях нет. Третьи просто не знают, что лечат: диагностика поздняя, у многих сельских ребятишек нет элементарных обследований – МРТ, эхокардиограммы. Подозреваю, что и препараты назначаются наугад. Наши занятия в таких случаях как минимум безвредны. Мы даем животным свободу действий: они полноправные участники процесса и делают то, что чувствует нужным. Детям с особенностями развития, особенно с аутизмом, очень важно сложить мир в систему. Собакам они доверяют быстрее – их правила игры ребенок хорошо усваивает: у них простые эмоции. А через собак начинают доверять нам. Да, некоторые детишки боятся лая, но волонтеры всегда рядом. Объясняем: если звуки не нравятся, есть возможность их остановить. У нас была девочка, первыми словами в жизни которой стали: «Собака, прекрати!». Это здорово – значит, ребенок стал понимать правила игры этого мира и пытаться их менять.

Выход в свет

Относительный выбор реабилитации у особенных детей есть еще в Омске: два государственных центра, четыре – коммерческих. Но то, что доступно горожанам хотя бы за деньги, кажется нереальным сельским жителям – нужны средства, время и дороги. «Мобильная канистерапия» – это еще и выход ребенка «в свет», что тоже очень важно.

– А куда у нас ходить­то? – говорит жительница Калачинска Олесия Заяц, мама 7­летней Ксюши. – Хорошо, садик есть коррекционный, но Ксюше в группе тянуться не за кем: там все с задержкой интеллекта. Сначала в общей группе занималась, но воспитатель не справляется. В школу не возьмут: у нас хоть и говорят про инклюзию, а такие дети на дому обучаются – каждому же тьютер нужен, а их нет. Ну ходим к психологу, к логопеду в Центр соцзащиты. В Омск не наездишься, это каждый раз не меньше тысячи выложить, а я не работаю – и хотела бы, да на кого ее оставишь? И кому я нужна на работе с больным ребенком? У нас и благополучные найти ее не могут.

Основательницы «Двери в лето» Юлия Стрельская и Анастасия Митьковская выбрали районные центры Калачинск и Кормиловку, потому что сюда ведет хорошая дорога. Но трясет все равно сильно. Люди­то привыкли, а собаки устают. Омский район, казалось бы, ближе, но еще тяжелее: там «Мобильная канистерапия» путешествует по деревням, где вместо дорог – битый асфальт, оставшийся со времен Советского Союза, а то и вовсе проселки. Но надо, потому что в деревнях особенным детям пойти некуда. Даже коррекционных садиков нет, и канистерапевтам выделяют помещения в сельских клубах. Дом культуры в Ребровке, например, состоит из одного маленького зала, дверь которого открывается прямо на улицу.

«Газель», с помощью которой удается преодолеть бездорожье, купили с помощью гранта, как и переносное оборудование, превращающее каждое занятие в игру с собаками. Впрочем, грант не покрывает всех расходов. Бензин на дорогу учредительницам Центра приходится оплачивать самостоятельно – его невозможно заранее заложить в расходы. В свободное от выездов время «канисавтомобиль» стоит возле подвала в Омске, где разместился Центр зоотерапии.

Главное – хозяин

Журналистки Юлия Стрельская и Анастасия Митьковская волонтерили в городском Центре канистерапии, куда приходили дети с особенностями развития. Анастасия, учитель физкультуры по образованию, проходила переподготовку, обучаясь лечебной физкультуре. И однажды наконец спросили друг друга: не для того же нас создал бог, чтобы писать о новостях, которые происходят в жизни других? Поскольку больше всего на свете обе любят детей и собак, арендовали дачный участок, на котором стали проводить квесты с соба­
ками.

– Ребятишкам не хватает улиц, дворов, – считает Анастасия. – Они не играют в массовые игры, даже простейшие, потому что не могут кооперироваться, не умеют продумывать стратегии на местности. А собаки творят с детьми невероятное – сближают, делают смелее, искреннее. И мы решили организовать канистерапию по­настоящему: с индивидуальной работой, с привлечением хороших специалистов, действительно бесплатно. Дали объявление: кто хочет работать вместе со своими собаками, помогая детям, приходите на отбор. Обратились к лучшему кинологу города – Юрию Белоусову, чтобы он помог обучить людей и животных. Нам требовались в некотором смысле патологичные собаки: воплощение безусловной любви к людям. Порода для канистерапии практически неважна. Главное – хозяин. Готов он вкладывать свои силы в животное, готов тратить время, чтобы помогать людям – тогда это наш человек.

«Своих» набралось 15 человек. Волонтеры работают по зову души. Собак кормят­лечат сами, включая пятерых самых надежных, принадлежащих предпринимательницам: по селам чаще всего разъезжают они. Остальные трудятся в Центре с городскими детьми, не подпадающими под действие гранта. За счет маленького бизнеса удается платить «невыездным» специалистам: психологам, дефектологам, инструкторам ЛФК, массажистам. Он помогает содержать и маленький терапевтический зоопарк, который предпринимательницы­затейницы придумали для детей с ОВЗ. Он, по словам Анастасии, помогает детям бороться со страхами, с навязчивыми движениями:

– Сами разрабатываем оборудование, чтобы ребенок, выполняя задание, взаимодействовал с животными. Например, сумел подобрать определенные цвета или фигурки – открылась кормушка для козы. Это совсем не то, что контактный зоопарк: мы против тисканья тех, кто этого не хочет. Тем более что животные у нас тоже с непростыми судьбами. Ежика нашли и сшили по кусочкам ветеринары, попросили взять на зиму. Кролики переболели, кажется, всеми на свете болезнями. Кормить их можно, а на руки брать нельзя: у них очень хрупкие кости. Песчанок покупаем в подарок удаву, но становится жалко. Мы им устроили дом с мебелью – «закрытые» дети начинают себя ассоциировать с мышками, которые ведут себя, как маленькие люди, и рассказывать о своих проблемах.

Люди теперь несут в центр всех ползающих, летающих, прыгающих, с которыми не смогли ужиться. Юля с Настей принимают, хотя подсобных рабочих у них нет – кормят, моют, убирают сами. Юля смеется:

– Бизнесменов из нас не получились. Благо, мужья из дома не выгоняют, хотя тоже не слишком богатые: у меня – переводчик, у Насти – предприниматель. Пока мы только первых 30 детей охватили, через три недели наберем других. И все равно это мало. Через год действие гранта кончится, а в Омской области 13 тысяч детей с ОВЗ. С 2012 года, когда в России приняли закон о том, чтобы выхаживать малышей весом более 500 граммов, их все больше и больше. Выхаживать­то выхаживают, но мамы остаются практически один на один с болезнью ребенка. Ну не оставлять же людей, они и без того брошены. Надеемся на доброту человеческую: мы помогаем, и нам помогут.

Наталья ЯКОВЛЕВА

Категория статьи

Вы хотите получать правдивую информацию о жизни в нашей стране, регионе, городе?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА ГАЗЕТУ «КРАСНЫЙ ПУТЬ» НАША ГАЗЕТА ОППОЗИЦИОННАЯ, ПЕРЕД ВЛАСТЯМИ НЕ ПРОГИБАЕТСЯ.

Вы найдете чтение по душе:

о деятельности известных политиков и мастеров искусств, об экономике и культуре, криминальную хронику, спортивные новости, информацию о том, как правильно рассчитать пенсию, оформить ребенка в детский сад, получить самую разнообразную, а главное — полезную консультацию.

ПОДПИСАТЬСЯ НА «КРАСНЫЙ ПУТЬ» ВЫ МОЖЕТЕ:

В ПОЧТОВЫХ ОТДЕЛЕНИЯХ. Подписной индекс: 53091;

В КИОСКАХ «РОСПЕЧАТИ». Обратитесь к киоскерше. Удобство заключается в том, что читатель в этом случае сможет забрать свежий номер «КП» в любое время в близрасположенном киоске, и такая подписка обойдется дешевле;

В РАЙКОМАХ КПРФ. За справками по этому виду подписки можно обратиться по телефонам: 25-13-82, 32-50-07, 32-50-08.

Приобрести свежий номер газеты вы можете и в коммерческих киосках.

Сведения о редакции

Погарский Адам Остапович

глaвный редактор

тел.: (3812) 32-50-07

Марач Вера Георгиевна

ответственный секретарь

тел.: (3812) 32-50-07

Посмотреть всех