Красный путь
Красный путь

Две пули на память…

Я работал вторым секретарем Марьяновского райкома партии под началом Михаила Борисовича Провидошина и, когда он был в отпуске, за него участвовал в пленумах обкома КПСС, других мероприятиях. Как-то, после окончания очередного заседания, меня пригласили к С.И. Манякину. Сказали, что на меня выпал жребий исполнить интернациональный долг: поехать в Афганистан. Ответ должен дать сразу – да или нет…

После консультаций (ЦК КПСС, Совет Министров, Министерство иностранных дел) в Москве нас, несколько человек из разных регионов, отправили через Ташкент в Кабул. Прибыли туда 3 февраля 1985 года. В этот день у меня был день рождения. Немного отметили его под гул военной техники и самолетов. Окна в гостинице были плотно задрапированы сукном, обклеены полосками из газет.

Посетили дворец Амина, который был свергнут, страну возглавил Бабрак Кармаль. Дворец был на высоком холме. В этом трехэтажном здании с подвалом расположился штаб 40-й армии. Она была в составе Ограниченного контингента советских войск. Нас, прибывших для оказания помощи и исполнения интернационального долга, ознакомили со сложившейся ситуацией в каждой провинции.

По распределению я отправился в провинцию Саманган (город Айбак). Она находится на севере страны. Центр ее – город Мазари-Шариф: здесь располагалось руководство, курирующее северные провинции. Отсюда мы ежемесячно на военных транспортных самолетах отправлялись в Кабул, а до места добирались на автомобилях. За мной была закреплена «Волга». Водитель – афганец, переводчик – таджик Мансур Султанов.

Ездили по гористой и очень извилистой дороге на больших скоростях, чтобы не стать мишенью для боевиков. Из-за этих вынужденных гонок серьезно страдали, калечились ребята из ГРУ, военной разведки.

При посадке и при каждом взлете из систем, установленных на каждом самолете, выстреливались небольшие тепловые ракеты, которые не давали возможности душманам сбить самолет. На высоких точках гор дежурили зенитчики, всегда и вовремя оказывающие помощь.

В первые дни мне было не понятно, где и откуда идет стрельба, из каких орудий. Во время канонад, особенно ракетного обстрела, собаки опрокидовались от страха на спину. Но человек ко всему привыкает.

Хотя в лобовую, штыковую атаку я не ходил, но опасность подстерегала повсюду. Домой привез две пули на память. Одна попала в багажник, ее нашли около запасного колеса и инструмента. Другая пробила стекла двойной рамы моей комнаты, меж которыми были уложены брикеты из самана на уровень человеческого роста. Случайная пуля или прицельный выстрел? В это время в комнате я не находился, как раз все ужинали. Осторожно вошли в мою комнату и долго искали пулю, она отскочила от оштукатуренной стены, разбила окно и застряла в самане. Так как стекла были обклеены газетами, сразу обнаружить пулю не удалось.

Однажды по дороге из Мазари-Шариф нас застала песчаная буря. Свернули в сторону. Сколько ждать придется, не знал никто: буря могла продолжаться несколько суток. Зная это, дрожал шофер, затем после разговора с ним и переводчику стало не по себе. Только спустя время мы смогли осознать степень опасности, которая нас подстерегала. В такие дни опытные моджахеды разыскивали попавших в беду и расстреливали, забирая оружие и технику. Моджахеды – это вооруженные боевики, мятежники.

Роковая случайность чуть-чуть не привела под прицельный огонь автомобиль, в котором находились губернатор, секретарь комитета НДПА, переводчик и я, когда перепутали улицы на окраине города Айбак. Заехали на территорию, подконтрольную душманам. Они наблюдали за движением нашего автомобиля, были в замешательстве и не могли понять, куда мы едем. По рации мы получили сообщение срочно «уносить ноги». Это был наш день, и ангелы-хранители спасли нас…

Однажды пришла шифровка: срочно прибыть в один из уездов провинции. Там начиналась очистка от душманов: они должны были выйти из кишлаков крестьян.

Сопротивление было бесполезно из-за плотного окружения воинскими подразделениями и танками. Вместе с губернатором мы провели переговоры со старейшими. В назначенный час операция прошла без кровопролития.

В соседней провинции, где были обнаружены скопления и передвижения антиправительственных сил, начались бои.

В провинции Саманган, как и в других, находились наши советники. Персонал советников вместе и по отдельности составлял планы, разрабатывал операции по освобождению территорий от боевиков, обучал личный состав афганских подразделений и руководителей гражданских организаций. Тесной была связь с воинским контингентом.

Для сохранения секретности о дате и времени проведения военных мероприятий войсковых операций афганцам сообщали только перед началом их проведения. Мне пришлось курировать губернатора и секретаря НДПА (Народно-демократическая партия Афганистана). У меня был паспорт дипломата, руководил работой советников Владимир Григорьевич Ломоносов, находился он в Кабуле.

В Афганистане мне пришлось не только служить, работать, но и побывать в гостях – присутствовал на двух свадьбах: руководитель Царандоя (министерства внутренних дел) брал в жены третью женщину, молодой секретарь райкома женился первый раз. Мужчины и женщины праздновали отдельно. Гостей принимали только мужчины, а женщины находились на своей половине.

Если на свадьбах что-то и походило на европейский манер, то в бытовых условиях сидели на коврах, поджав под себя ноги. Это для мушаверов, так нас называли афганцы (советник – должность), мягко выражаясь, было испытанием. Нередко при обращении можно было услышать слово «шурави» (советский военнослужащий).

Возглавлял посольство СССР в Афганистане чрезвычайный и Полномочный Посол Фикрят Ахмеджанович Табеев, бывший партийный работник из Казани, друг С.И. Манякина. Ежемесячно в Кабуле посол собирал руководителей всех служб и ведомств, здесь же были командующий 40-й армии Игорь Николаевич Родионов и его заместители. Подводили итоги, определяли задачи на предстоящий месяц и перспективу, обменивались мнениями, выслушивали советы, пожелания и наказы.

Перед отъездом на места посещали кабульский базар. Здесь можно было приобрести все, как говорится, от жвачки и до пулемета. Много товаров, в том числе современную радиотехнику, которая появилась у нас в стране намного позже, завозили торговцы из Индии, Японии.

В гостинице «Кабул» всегда можно было встретить известных и интересных соотечественников, беседовать с ними. Познакомился я с журналистом Лещинским, который делал репортажи о военных событиях. Здесь, на чужбине, можно было посетить концерты, например, певца Валерия Леонтьева и других. Родина была с нами.

Николай ЯБРОВ,

член бюро Куйбышевского райкома КПРФ.

 

Категория статьи

Вы хотите получать правдивую информацию о жизни в нашей стране, регионе, городе?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА ГАЗЕТУ «КРАСНЫЙ ПУТЬ» НАША ГАЗЕТА ОППОЗИЦИОННАЯ, ПЕРЕД ВЛАСТЯМИ НЕ ПРОГИБАЕТСЯ.

Вы найдете чтение по душе:

о деятельности известных политиков и мастеров искусств, об экономике и культуре, криминальную хронику, спортивные новости, информацию о том, как правильно рассчитать пенсию, оформить ребенка в детский сад, получить самую разнообразную, а главное — полезную консультацию.

ПОДПИСАТЬСЯ НА «КРАСНЫЙ ПУТЬ» ВЫ МОЖЕТЕ:

В ПОЧТОВЫХ ОТДЕЛЕНИЯХ. Подписной индекс: 53091;

В КИОСКАХ «РОСПЕЧАТИ». Обратитесь к киоскерше. Удобство заключается в том, что читатель в этом случае сможет забрать свежий номер «КП» в любое время в близрасположенном киоске, и такая подписка обойдется дешевле;

В РАЙКОМАХ КПРФ. За справками по этому виду подписки можно обратиться по телефонам: 25-13-82, 32-50-07, 32-50-08.

Приобрести свежий номер газеты вы можете и в коммерческих киосках.

Сведения о редакции

Погарский Адам Остапович

глaвный редактор

тел.: (3812) 32-50-07

Марач Вера Георгиевна

ответственный секретарь

тел.: (3812) 32-50-07

Посмотреть всех