Красный путь
Красный путь

Безумству храбрых воспел он славу

Мы отмечаем прекрасную дату – 150 лет со дня рождения Алексея Максимовича Горького (Пешкова). Что бы ни писалось и ни говорилось о нем сегодня, но в советское время каждый школьник знал: Горький выступил с гимном прекрасному и сильному человеку, противопоставив его человеку, духовно примирившемуся с рабским состоянием. Он выдвинул новое мерило ценности человека: его волю к борьбе, активность, способность перестроить жизнь.

Со школьной скамьи

«Море – смеялось. Под легким дуновением знойного ветра оно вздрагивало и, покрываясь мелкой рябью, ослепительно ярко отражавшей солнце, улыбалось голубому небу тысячами серебряных улыбок. В глубоком пространстве между морем и небом носился веселый плеск волн, взбегавших одна за другою на пологий берег песчаной косы. Этот звук и блеск солнца, тысячекратно отраженного рябью моря, гармонично сливались в непрерывное движение, полное живой радости. Солнце было счастливо тем, что светило; море – тем, что отражало его ликующий свет». Вспомнили? Так начинается рассказ Горького «Мальва».

В 10 классе учительница русского языка и литературы Валентина Тимофеевна Багрец, дав задание написать сочинение «Море в произведениях Горького», навсегда влюбила меня в язык, романтику, философию автора.

Кроме рассказов-легенд, «фантазий», построенных на необычном, исключительном материале, мы находим у Горького и остросюжетную новеллу, и рассказ-портрет, воссоздающий один характер, и рассказ, тяготеющий к повести, охватывающий большое количество лиц и событий. Его пьесы – динамичные, острые, захватывающие – не сходили со сцен ведущих советских театров и с успехом идут даже в современной России.

Романы Горького – «Фома Гордеев», «Трое», «Мать», «Дело Артамоновых», «Жизнь Клима Самгина» – пронизаны поиском смысла жизни, выбора жизненного пути. А самое интересное в романах Горького – люди. Наверное, тем его произведения и притягивают, очаровывают, вызывают внутренний отклик.

Современники о Горьком

Антон Павлович Чехов:

– ...Он первый в России и вообще в свете заговорил с презрением и отвращением о мещанстве, и заговорил именно как раз в то время, когда общество было подготовлено к этому протесту.

Исаак Бабель:

– В русской литературе еще не было настоящего, ясного описания солнца. Первым человеком, заговорившим в русской книге о солнце, заговорившим восторженно и страстно, – был Горький. Серые сумерки унылой, безрадостной жизни вдруг пронзились ослепительным лучом, осветившим мир красоты, силы, героики.

Евгений Замятин:

– Горький никогда не мог оставаться только зрителем, он всегда вмешивался в самую гущу событий, он хотел действовать. Он был заряжен такой энергией, которой было тесно на страницах книг: она выливалась в жизнь. Сама его жизнь – это книга, это увлекательный роман. Необычайно живописны и, я бы сказал, символичны декорации, в которых развертывается начало этого романа. ... Родина Горького – Нижний Новгород, … город, где жили рядом Россия XVI и XX века. Река, на берегу которой он вырос, – это Волга, родившая легендарных русских бунтарей Разина и Пугачева, Волга, о которой сложено столько песен русскими бурлаками. Его дед был здесь бурлаком. Это тип русского американца: начавши жизнь бурлаком, он закончил ее владельцем трех кирпичных фабрик и нескольких домов. В доме этого скупого и сурового старика проходит детство Горького. Оно было очень коротким: в 8 лет мальчик был уже отдан в подмастерья к сапожнику, он был брошен в мутную реку жизни, из которой ему предоставлялось выплывать как ему угодно. Такова была система воспитания, выбранная его дедом.

Дальше идет головокружительная смена мест действия, приключений, профессий, роднящая Горького с Джеком Лондоном... Горький – помощник повара на корабле, продавец икон, тряпичник, булочник, грузчик, рыбак. Волга, Каспийское море, Астрахань, Жигулевские горы, Моздокская степь, Казань. И позже: Дон, Украина. Бессарабия, Дунай, Черное море, Крым, Кубань, горы Кавказа. Все это – пешком, в компании бездомных живописных бродяг, с ночевками в степи у костров, в заброшенных домах, под опрокинутыми лодками. Сколько происшествий, встреч, дружб, драк, ночных исповедей! Какой материал для будущего писателя и какая школа для будущего революционера!

Глашатай революции

Осенью 1891 года Алексей Пешков пришел в Тифлис. Ему было тогда 23 года. Странный и угловатый рабочий парень, бродяга и самоучка, поражал современников своей начитанностью, смелостью и оригинальностью мысли, а главное, зачаровывал магическим даром необычного и яркого слова. «Но мало кто провидел в нем будущего знаменитого писателя, для большинства явилось неожиданностью появление в тифлисской газете «Кавказ» рассказа «Макар Чудра», подписанного псевдонимом, которому суждено было стать знаменем всего передового человечества, – М. Горький», – так писал в 1950-е годы советский литературовед Евгений Тагер.

Почти два года отдал молодой Пешков напряженной работе (1895–1897 гг.) в «Самарской газете». Результат – около 700 статей, фельетонов, очерков. И в то же время он не оставлял художественного творчества. В 1898 году двумя маленькими книжками вышли рассказы Горького. На широчайшие круги демократических читателей он произвел неотразимое впечатление. А «Песня о Соколе» цитировалась и в среде рабочих, и среди интеллигентов и студентов: «Безумство храбрых – вот мудрость жизни! ...всегда ты будешь живым примером, призывом гордым к свободе, к свету!».

В мае 1898 года тридцатилетнего Горького арестовала охранка, его обвинили в преступной социал-демократической пропаганде. Под нажимом общественности и благодаря ходатайству художника Ильи Репина всероссийски известного писателя выпустили под особый надзор. Осенью 1898-го он принимает предложение сотрудничать в журнале «Жизнь», близком к марксизму. В это же время Алексей Максимович работает над первым своим крупным романом «Фома Гордеев». Весной ему удалось добиться разрешения министра внутренних дел выехать на два месяца в Крым для лечения. Здесь завязалась и укрепилась дружба с Чеховым. Антон Павлович посоветовал попробовать писать для театра. Встреча с «художественниками» стала событием для обеих сторон. Горького покорило глубоко правдивое одухотворенное искусство молодой труппы, а театр и сам Станиславский сразу влюбились в Горького.

Горький никогда не был только писателем. Его нижегородская квартира – штаб всевозможных общественных и культурно-просветительных начинаний. То Горький собирает деньги для голодающих крестьян, то затевает постройку народного дома, то хлопочет о создании общества дешевых квартир для рабочих, то приглашает знаменитого ученого Сеченова прочесть лекцию в пользу студенческой кассы, то устаивает литературный сборник для общества помощи нуждающимся женщинам, то организует библиотеку для рабочих. Но особенно деятелен Горький во всем, что касалось помощи детям бедняков.

Крепли его связи с революционным марксизмом, он активно помогает нижегородской социал-демократической организации. Прочные нити связали его с революционным Сормовом, где действовали такие выдающиеся рабочие-большевики, как Петр Заломов.

В феврале 1901 года писатель выезжает в Петербург с поручением Нижегородско-Сормовского социал-демократического комитета приобрести мимеограф (машина трафаретной печати) для печатания революционных прокламаций. 4 марта в Петербурге у Казанского собора началась студенческая демонстрация протеста против «временных правил», согласно которым студентов, участвующих в демонстрациях, следовало отдавать в солдаты. Горький не мог остаться в стороне и вышел на демонстрацию, а потом подписал письмо-протест петербургских литераторов и внес 2000 рублей в агитационный студенческий фонд и столько же на нужды партии. Приобретя мимеограф, 8 марта он уехал из Петербурга. Все это стало известно департаменту полиции. В ночь на 17 апреля жандармы провели у него обыск и препроводили его в тюрьму. Известие всколыхнуло все мыслящее русское общество. «Искра» сообщила об аресте в статье. Студенты собрались на митинг, но были разогнаны полицией. Стало известно, что у писателя обострился туберкулез. К счастью, по ходатайству Льва Николаевича Толстого тюрьму заменили домашним арестом.

Но пока охранители империи выискивали улики против государственного преступника, в печати появляется знаменитая «Песня о Буревестнике»:

«Над седой равниной моря ветер тучи собирает. Между тучами и морем гордо реет Буревестник, черной молнии подобный.

То крылом волны касаясь, то стрелой взмывая к тучам, он кричит, и – тучи слышат радость в смелом крике птицы.

В этом крике – жажда бури! Силу гнева, пламя страсти и уверенность в победе слышат тучи в этом крике.

Чайки стонут перед бурей, – стонут, мечутся над морем и на дно его готовы спрятать ужас свой пред бурей.

И гагары тоже стонут, – им, гагарам, недоступно наслажденье битвой жизни: гром ударов их пугает.

Глупый пингвин робко прячет тело жирное в утесах... Только гордый Буревестник реет смело и свободно над седым от пены морем!

Всё мрачней и ниже тучи опускаются над морем, и поют, и рвутся волны к высоте навстречу грому.

Гром грохочет. В пене гнева стонут волны, с ветром споря. Вот охватывает ветер стаи волн объятьем крепким и бросает их с размаху в дикой злобе на утесы, разбивая в пыль и брызги изумрудные громады.

Буревестник с криком реет, черной молнии подобный, как стрела пронзает тучи, пену волн крылом срывает.

Вот он носится, как демон, – гордый, черный демон бури, – и смеется, и рыдает... Он над тучами смеется, он от радости рыдает!

В гневе грома, – чуткий демон, – он давно усталость слышит, он уверен, что не скроют тучи солнца, – нет, не скроют!

Ветер воет... Гром грохочет...

Синим пламенем пылают стаи туч над бездной моря. Море ловит стрелы молний и в своей пучине гасит. Точно огненные змеи, вьются в море, исчезая, отраженья этих молний.

– Буря! Скоро грянет буря!

Это смелый Буревестник гордо реет между молний над ревущим гневно морем; то кричит пророк победы:

– Пусть сильнее грянет буря!..»

Стихотворение перепечатывали на пишущих машинках, гектографах, переписывали от руки, читали и перечитывали в рабочих кружках и кружках молодежи. Горького называли Буревестником, Буреглашатаем. А как актуальны эти незабываемые строки сегодня в России, где у власти «жирные пингвины», а «чайки» и «гагары» стонут и молчат, и голосуют на выборах так, как велит власть!

Великий русский и советский писатель, основатель нового течения в литературе – социалистического реализма, Максим Горький ушел из жизни 18 июня 1938 года. Он был пять раз номинирован на Нобелевскую премию по литературе, но ни разу ее не получил. В 1933 году в СССР открылся Литературный институт имени А.М. Горького, который сохраняет свое название и поныне. Нижний Новгород долгое время носил его имя, но был переименован снова в 1990 году.

Горький был самым издаваемым в нашей стране советским литератором – общий тираж его книг за почти 70 лет превысил 242,5 млн экземпляров. Если рассматривать российских писателей в целом, то по количеству выпущенных изданий он уступает только Льву Толстому и Александру Пушкину.

Татьяна ЖУРАВОК.

 

Категория статьи

Вы хотите получать правдивую информацию о жизни в нашей стране, регионе, городе?

ПОДПИСЫВАЙТЕСЬ НА ГАЗЕТУ «КРАСНЫЙ ПУТЬ» НАША ГАЗЕТА ОППОЗИЦИОННАЯ, ПЕРЕД ВЛАСТЯМИ НЕ ПРОГИБАЕТСЯ.

Вы найдете чтение по душе:

о деятельности известных политиков и мастеров искусств, об экономике и культуре, криминальную хронику, спортивные новости, информацию о том, как правильно рассчитать пенсию, оформить ребенка в детский сад, получить самую разнообразную, а главное — полезную консультацию.

ПОДПИСАТЬСЯ НА «КРАСНЫЙ ПУТЬ» ВЫ МОЖЕТЕ:

В ПОЧТОВЫХ ОТДЕЛЕНИЯХ. Подписной индекс: 53091;

В КИОСКАХ «РОСПЕЧАТИ». Обратитесь к киоскерше. Удобство заключается в том, что читатель в этом случае сможет забрать свежий номер «КП» в любое время в близрасположенном киоске, и такая подписка обойдется дешевле;

В РАЙКОМАХ КПРФ. За справками по этому виду подписки можно обратиться по телефонам: 25-13-82, 32-50-07, 32-50-08.

Приобрести свежий номер газеты вы можете и в коммерческих киосках.

Сведения о редакции

Погарский Адам Остапович

глaвный редактор

тел.: (3812) 32-50-07

Марач Вера Георгиевна

ответственный секретарь

тел.: (3812) 32-50-07

Посмотреть всех