Дмитрий Горбунов: "В яме все, кроме Китая. Почему?"

Gorbunov 2Оппоненты КПРФ говорят: вы живете ностальгией по прошлым достижениям – революция, индустриализация, Великая Отечественная война, космос. А какое партия предлагает будущее? Вообще, возможно ли оно сегодня – социалистическое будущее России? Эти вопросы стали основными в беседе с секретарем Омского обкома КПРФ, историком, экспертом в вопросах международной политики Дмитрием ГОРБУНОВЫМ.

– Скептиков, сомневающихся в возможности социалистического развития нашей страны в будущем, хотелось бы пригласить на экскурсию в сегодняшний социалистический Китай. Здесь с 1949 года у власти стоит Коммунистическая партия, а реформы, проведенные ею в последние 35 лет, превратили эту страну в одну из ведущих держав, которая заткнула «за пояс» весь капиталистический мир, включая Америку. За годы реформ Китай добился самых высоких показателей развития в мире. В среднем 10–12% экономического роста в год.

– Сегодня показатели ниже – около 7%.

– Но это все равно выше всех! Китай сегодня страна, с которой нельзя не считаться. Экономисты и политики во всем мире начинают свой рабочий день с изучения сводок из Поднебесной. Если вспомнить последний экономический кризис, то все страны, включая США, провалились в его яму. И Китай потерял значительную часть своего экспорта. Но он наверстал упущенное за счет развития внутреннего рынка и все равно сохранил самые высокие темпы роста. КНР по­прежнему выступает в роли локомотива, который вытягивает мировую экономику из тяжелейшего положения. Надо представлять, что это за страна! В Китае сегодня проживает 1 миллиард 340 миллионов человек и плюс 100 миллионов тех, кто работает за рубежом. КПК – это самая многочисленная политическая партия в мире: она насчитывает более 86 миллионов членов.

– В Китае сегодня коммунизм или социализм?

– Скажу так: социализм с национальной спецификой. То есть движение по пути социализма с опорой на тысячелетнюю китайскую культуру, традиции, историю. Китайские коммунисты взяли все самое лучшее из нашего советского опыта и положили на собственные рельсы. В Китае почитают Конфуция, гениального мыслителя, который буквально заложил фундамент китайской цивилизации. Это человек, который определил для целой нации правила поведения, правила достойной жизни. По ним и живет трудолюбивый китайский народ, поколение за поколением.

– Что это за правила?

– Очень простые: стремиться к образованию, развивать способности, стремиться к гармонии тела и духа. Конфуций учил, что счастье не в корыстолюбии, не в накоплении денег и богатства, а в том, чтобы быть достойным, уважаемым человеком.

– Да, но по этим канонам китайцы жили тысячелетиями,
а «китайское экономическое чудо» насчитывает всего несколько десятилетий.

– Сошлись, видимо, звезды! А точнее – политические и национальные интересы. Китайцы рассуждают категориями вечности. И с этих позиций они считают, что их страна находится еще в начале пути построения того общества, которое называется социалистическим, и конечные цели будут реализованы через какой­то значительный отрезок времени.

– Вы видели это «начало пути». Насколько совпало ваше представление о том, как должна выглядеть социалистическая страна, с увиденным?

– Мне довелось побывать в КНР в составе делегации по приглашению международного отдела Коммунистической партии Китая. Обмен визитами такого рода является формой реализации соглашения о сотрудничестве между двумя партиями – КПРФ и КПК. Что касается увиденного, то оно превосходит любые ожидания! Главное, что объединяет, пожалуй, всех бывших граждан Советского Союза, которые приезжают в Поднебесную в качестве туристов, – это убежденность в том, что СССР, если бы его не подстрелили на взлете «перестройщики», к сегодняшнему дню смог бы добиться еще больших успехов, чем современный Китай. Потому что стартовые позиции, с которых начиналась политика реформ и открытости в КНР в 1978 году, объективно были слабее, чем у СССР. Тогда наш экономический и технологический базис был более мощный, более прочный и основательный. И наш «старт» в направлении социализма XXI века имел бы еще более выдающиеся результаты! В конце 80­х – начале 90­х годов мы должны были сделать мощный рывок и войти уже в следующий этап цивилизационного развития. И на том этапе Советский Союз стал бы лидером для всего остального мира…

– «Заклятые друзья» обвинят нас в том, что мы снова впадем в ностальгию...

– Сопоставление неизбежно. Сегодня Китай – это вторая экономика в мире! А по ряду показателей – первая. Что касается социальной сферы, уровня жизни людей, то мы наблюдаем просто колоссальный рывок. Из полу­
феодальной, нищей, разгромленной войной и японской оккупацией страны Китай поднялся к высотам прогресса в самом широком смысле этого слова. Те города, которые мне удалось посетить, представляют собой какую-то футуристическую картинку. Интересная архитектура, широкие улицы, огромное количество машин, реально работающие предприятия, огромное количество строительных площадок – строятся жилые дома, спортивные, культурные центры. Развитость городской инфраструктуры по самым современным стандартам, конечно, впечатляет. Любопытна была поездка в одну из наименее «продвинутых» в экономическом отношении китайских провинций. Одну из тех, что сами китайцы называют территориями «низкого уровня развития».

– И что – там вы увидели типичный для современной России город – с ямами на дорогах, полуразвалившимся частным сектором в центре, кое-где встречающимися заводами? Как у нас, в Омске?

– Все с точностью до наоборот! Низкий уровень развития – это по среднекитайским показателям. На самом же деле это города с большим количеством новостроек, промышленных предприятий, оснащенных высокотехнологичным оборудованием. Везде прекрасные дороги, так называемые «умные дороги».

– Что значит «умные»?

– Это когда движение по магистралям продумано до мелочей: развязки, дорожные знаки, разметка, указатели, табло, экраны, на которых все понятно всем и работает в единой логичной системе. У водителей просто нет шансов нарушить правила.

– Какую-то совсем уж идеальную картину вы описали. Хочется сказать: «Так не бывает».

– И тем не менее это так.

– А как «китайское экономическое чудо» связано с социализмом?

– Связь прямая. Если посмотреть на историю этой азиатской страны во второй половине XIX и первой половине XX века, то станет понятно: «хлебнула» она немало. Китай в полной мере ощутил на себе, что такое капитализм и что такое «зависимое место» в системе международного разделения труда. На своем опыте китайский народ смог понять, чем лучше для него путь социалистического развития. Само по себе формирование Китая как одной из мощнейших экономик мира – это результат применения на практике социалистических принципов ведения хозяйства, планирования, регулирования экономики. Результат
деятельности мощного государственного сектора, результат политики партии и правительства, которые постоянно заботятся о своих гражданах, о повышении их благосостояния. Китайцы работают на весь мир, но и на себя тоже. Там вообще все, чем пользуется население, произведено им же, в своей стране. Все эти блага цивилизации созданы народом и для народа.

Хочу подчеркнуть: мощный экономический рывок вперед по всем направлениям при одновременном кардинальном улучшении положения сотен миллионов трудящихся – именно в этом и состоит взаимосвязь «китайского экономического чуда» с социализмом. Именно этим мощный китайский прорыв принципиально отличается от тех результатов, что были достигнуты соседними с Китаем странами капиталистического мира, такими как, например, Япония, Южная Корея, Сингапур, где проводится либеральная экономическая политика, а плодами экономического прогресса пользуется почти исключительно верхушка общества.

Важный результат китайских реформ состоит в том, что миллионы китайцев вырвались из бедности и нищеты, получили возможность учиться, работать и получать достойную заработную плату. А какое количество спортивных сооружений построено в этой стране? Все это мы наблюдали на Пекинской олимпиаде. Сборные Поднебесной – сильные конкуренты по многим видам спорта. И все потому, что занятия доступны всем. Лучшие идут дальше, к олимпийским высотам. Вам это ничего не напоминает? Ведь так было когда-то у нас, в советской стране. Условия жизни простых людей улучшились значительно и в этом огромная заслуга Компартии Китая.

– Запад реагирует на рост Китая крайне болезненно…

– Реакция понятна – ставят барьеры, препятствуют инвестициям и сбыту китайских товаров, провоцируют международную напряженность, стараются выдавить из всех регионов, где только возможно. Трамп объявил о планах введения новых таможенных пошлин на ввоз в США китайской продукции. Продолжает создаваться враждебное КНР геополитическое окружение. Искусственно подогревается ситуация в Южно-Китайском море, где страна имеет свои законные интересы. Все это направлено на сдерживание Китая, на подрыв его экономики, которая ориентирована на экспорт. Если экспортные потоки искусственно ограничиваются, то надо решать вопрос о других рынках сбыта. Что же делает в этой ситуации руководство КНР во главе с Си Цзиньпином? Меняет акценты и переориентирует экономику на удовлетворение внутреннего спроса. И эта цель отвечает, в первую очередь, социальным задачам – повышению жизненного уровня населения. То есть, решая задачи развития своей мощной промышленности, Китай под руководством Коммунистической партии всячески стимулирует внутренний спрос. Другими словами, страна одевает, обувает, кормит себя сама. И не только. Растут социальные расходы государства, заработная плата, пособия. Между прочим, сейчас китайские рабочие получают гораздо больше, чем 15–20 лет назад, когда транснациональные компании стремились перевести свои производства в КНР в погоне за дешевой рабочей силой.

– А почему подорожал труд китайских рабочих?

– Потому что он стал более квалифицированным. Сравните ту же обувь, которую мы покупали в девяностых на наших «оптовках», из чего и как она была сшита и сделана, и ту, что мы покупаем сейчас? Небо и земля! Сегодня китайские товары – это в основном продукция очень качественная и высокотехнологичная. За последние годы к шлепанцам и купальникам добавился мощный автопром, страна стала одним из лидеров космической отрасли. Сейчас средняя зарплата в китайской промышленности повысилась значительно и, с точки зрения акул капиталистического бизнеса, которые стремятся к максимальной эксплуатации рабочего труда, уже перестала быть для них конкурентным преимуществом. Более того, если сравнивать в этом отношении Россию и Китай, то Россия заметно проигрывает в плане положения населения, реального материального благосостояния.

– Вернемся к темпам экономического роста…

– На фоне мирового экономического кризиса и стагнирующих экономик большинства стран планеты Китай, повторю, все равно удерживает самые высокие темпы. По данным МВФ, в 2016 году на долю Поднебесной пришлось до 39% мирового экономического роста, что на 14% больше, чем годом ранее. Увеличение китайского ВВП составило 6,7%. Это стало возможным за счет постепенного перехода к инновационному пути развития, который заключается в ускоренном развитии высокотехнологичных отраслей, вложении очень больших средств в производство и совершенствование системы образования. Сами китайцы называют показатели развития своей экономики «средневысокими».

– Роль Компартии сегодня – она возрастает? И на чем акцент?

– Коммунистическая партия Китая сохраняет политическую власть. Она является ведущей, руководящей и направляющей силой китайского общества. Более того, она усиливает свои позиции. Одним из важных моментов в этом я считаю системную борьбу с коррупцией. Подчеркну – системную, а не в рамках какой­то кампании. Такая «чистка рядов» обязательно приведет к тому, что партия, не подверженная коррупции, сможет и впредь эффективно противостоять тем вызовам, которые ставит перед ней время.

Беседу провела

Юлия БОГДАНОВА.

Наверх